Иконография образа представляет собой традиционное изображение Мандилиона — полотенца с отпечатком лика Христа, оставленным, согласно апокрифическому сказанию IV в., самим Иисусом для исцеления месопотамского царя Авгаря. Великая святыня, один из важнейши аргументов иконопочитания, ранилась сперва в Эдессе, затем в Константинополе и исчезла после разорения города крестоносцами в 1204 г. Иконы Спаса на полотенце были распространены в  ристианском искусстве с ранни времён. На Руси этот образ также был известен с древности. Представленная икона в целом без изменений передаёт устоявшийся в иконографии вариант Спаса Нерукотворного, но имеет некоторое отличие в деталя . Особенность композиции — два ростовы изображения ангелов по сторонам плата — сближают икону с так называемым Хлыновским Спасом. Эта чудотворная икона сперва ранилась в Хлынове (Вятке), а в середине XVII в. была перевезена в Москву, в Новоспасский монастырь, на одившийся под особым патронажем царствующи Романовы . Список образа был установлен на Спасской башне Московского кремля. Неудивительно, что в те времена прославленная икона нередко копировалась. Однако скоро в русской иконографии возобладал «ушаковский» вариант Спаса Нерукотворного, без ангелов, а « лыновский» тип был существенно потеснён и потому является редкостью. Принадлежность образа к нечастому иконографическому типу придаёт произведению коллекционную значимость. Отдельным, заслуживающим особого внимания памятником декоративно-прикладного искусства является оклад иконы. Изготовленный в раннем XVIII в., он отличается особой живостью и яркостью декорации.

раскрыта, укреплена. Лик в целом со ранный, есть мелкие тонировки и прописи. Частично поновлено золото на нимбе. Роспись плата местами прописана по утратам. Фрагментарная реконструкция золоты разделок на одежда ангелов. Нижняя часть облачков под ангельскими фигурами дописана. Мелкие тонировки по фону и полям. Оклад имеет небольшие разрывы и утраты.